[(ЦХО) Центр художественного образования дворец пионеров ]
Главная » Статьи » К 75-летию Дворца пионеров на Воробьёвых горах » Театр юных москвичей

Немного размышлений о жанре
Немного  размышлений о жанре
          Начну  издалека.  Сказители-рассказчики  появились  очень  давно,  когда письменности  еще не было.  Нравоучительные  сказочные  небылицы  и  поучительные  истории  передавались  из  поколения   в    поколение  из  уст  в уста.   Каждый  последующий  рассказчик пересказывал  их  по-своему,  как  мог  и  как  хотел,  обогащая  и  усложняя  их  содержание  или,  наоборот,  упрощая  его  до  предельной  лаконичности. 

В  дальнейшем,   многие  сказки, предания, былины, события истории были записаны и интерпретированы летописцами, писарями, монахами, писателями. Слово устное  обрело зафиксированную  форму. Сохраненное, эпическое  богатство  стало  доступным  для  прочтения  каждому. Но исчезло самое главное – рассказчик, сказитель. Не чтец, а именно, рассказчик,  свободный  в  пересказе и толковании. Все, что можно передать в живом повествовании, невозможно  описать и записать: самобытность и темперамент рассказчика, темпоритм и живые эмоции,  позиционное отношение,  интонационную палитру, манеру общения, образность разговорного языка,  язык тела, мимику,  жесты  и  многое  другое. 

Невольно вспоминаются многочисленные неграмотные мамушки и нянюшки Арины Родионовны. В доме,  где  принято маленьким детям не читать, а рассказывать, ребенок всегда предпочтет  занимательный  рассказ чтению даже самой интересной книги. Не верите?  Проверьте! При живом общении, когда  видны  ваши глаза,  видно,  как вы ищите и подбираете слова, как выстраиваете очередную занимательную историю, ребенок, сопереживая,  становится со-автором, со-участником,  вместе  с  вами  творит  это со-бытие, со-бытийность рассказа. Такое  активное  (а  не  пассивное,  как  при  чтении,  когда  ребенок только слушает) участие в сочинительском процессе,  «работает» на развитие ребенка, стимулириует мыслительные способности, активирует  воображение  и  речь, а  главное – формирует  привычку к творчеству. 

Очень скоро байки сочиняются  уже вместе.  Приятным моментом,  как  для  детей,  так  и для меня были в «Пингвин-школе»  последние  минуты  каждого занятия.  Дети уютно устраивались на ковре, а я продолжала рассказывать им «многосерийную»  поучительную  историю  из детсадовской жизни,  которая,  казалось, была бесконечной, начинаясь в сентябре,  заканчивалась  в  апреле - мае.  Удивительной  и  всегда неожиданной была реакция детей на мои финальные вопросы. Скажем, такой: «А вы простили бы мальчика – героя нашей истории?»  Одни  категорично: «Нет! Никогда! Ни за что на свете!».  Другие: «Обязательно, обязательно  простили бы и стали бы с ним дружить». Что, конечно,  являлось прекрасным поводом для дальнейшего фантазирования и придумывания нового сюжетного  поворота  в  очередной    импровизации   на следующем  занятии.

           Первым  сочинителем-артистом,  вышедшим  на сцену один на один со зрителем, был современник М.С. Щепкина и А.Н.Островского,  неподражаемый рассказчик – импровизатор Иван Федорович Горбунов. Автор   и исполнитель юмористических «Сцен из народного быта» вывел к зрителю разнообразных  персонажей  с их яркой характерностью и  многообразной  пестротой  речи  «простого  люда».  Рассказывая  истории  от  имени пародийного слабоумного генерала Дитятина,  И.Ф. Горбунов смело поднимал самые актуальные социальные вопросы. Успех был грандиозным, но не продолжительным. Очень быстро сработало  всегда  «модное»   на  Руси  «хватать  и  не  пущать»,  т.е.  запрет  на  публичные выступления. 

Подражателей  у  И.Ф. Горбунова  было много, а успеха ни у кого. Прошло без малого двести лет. Минуя многочисленных эстрадных писателей, читающих юмористические тексты  по бумажкам и артистов, разыгрывающих,  написанные  кем-то тексты,  назовем сегодня только Евгения Гришковца  автора–исполнителя  и импровизатора собственных сценических зарисовок – откровений. Его герои, конечно же,  не  персонажи  Горбунова.  Время  диктует  свое.  Но - снова удивление и зрительское потрясение.  Успех,  хотя и спорный, но громкий.  Награды за спектакли, за литературные произведения, за актерское исполнение. Вроде бы так просто, говори, что хочешь, что думаешь, вспоминай и выплескивай. Этакий  поток  сознания. Однако,  кроме  Гришковца  никто до этого  не  додумался. Может  быть,  и  додумались,  но  кроме  «дум»,  тут нужна потенция, ресурс – актерский, режиссерский, человеческое содержание.  Нужен талант человека-оркестра, а с этим нелегко. 

Герои  Гришковца – персонажи  местечковой  провинции с их  сегодняшними,  до пронзительной узнаваемости бесконечными  повседневными  мелочами, заполняющими их и наш быт. Они смешны и трогательны. И опять же, вслед за А.П.Чеховым   можно  только посетовать о том,  как не совершенен,  уязвим  и  беспомощен  человек.  Как  смешно  и глупо  живут  люди,   мороча  друг  друга,  создавая  один  другому по цепочке бесконечные, никчемные до предельной глупости проблемы и проблемки. Выбраться из этого нелепого заколдованного  круга  почти  невозможно. И абсолютно не волнует  отсутствие театрализации в спектаклях.

Интересны: авторство Е.Гришковца, его искренность и импровизационность  рассказчика. Хотелось бы обратить ваше внимание на спектакль «По-По», где два персонажа Александра Цекало и Евгения Гришковца  рассказывают  друг  другу  нелепые  байки.  Здесь  меня интересует не столько, о чем они рассказывают, а  как они рассказывают.  Александр  Цекало - энергичный,  темпераментный,  с обаятельной  актерской  заразительностью - с одной  стороны,  и Евгений Гришковец,  сдержанный  до скупости,  не допускающий  в  своем  рассказывании  ни  грамма  актерской  раскраски – с другой.  Соединение  довольно странное,  но поучительное.  Кому больше веришь?  Кто  кому.  Выбор  за  вами. Существуют  две  совершенно противоположные  актерские юмористические позиции. Первая - театральная, где «не переиграешь – не сыграешь»,  и  вторая -  кинематографическая,  где  «переиграешь – не сыграешь».  Два, совершенно различных, подхода в обучении  актерскому  ремеслу.  Предпочитаю второй - импровизированные действования  учащегося «от себя»  и  постепенное,  не  торопливое продвижение  в  умении  как можно «дальше от себя»,  чтобы потом  не  пришлось  переучивать. 


         С сороковых годов  восемнадцатого  века  начались публичные литературные чтения. Сохранились  воспоминания современников о том, как читали А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, А.Н.Островский и актер Малого театра М.С.Щепкин.  Литературные  и поэтические вечера  постепенно входили в моду.  И  к середине  двадцатого века в Политехнический музей на встречи с поэтами и писателями попасть было невозможно.  Параллельно  развивалось  и  чтецкое  искусство.

В 1924 году  «Вечера интимного чтения» и  «Вечера рассказа»  А.Я.Закушняка положили начало расцвету жанра художественного слова. Такие чтецы, как С.Кочарян,  А.Шварц, Э.Каминка, Д.Орлов, Д.Журавлев, В.Аксенов, В.Яхонтов  собирали полные залы.  Слушатель без труда, с удовольствием,  погружался в захватывающие яркие картины разнообразных событий и образов – слово у мастеров художественного чтения было зримым. 

Но было и другое: декламация, мелодекламация  и, даже, полифоническое чтение. Недавно по телевидению  показали фильм  30-х годов прошлого столетия  «Путевка в жизнь»  (режиссер Н. Экк).  Фильм  чудесный: актуальная тема,  яркие  непосредственные  дети, великолепная игра актеров М.Жарова, Н.Баталова и др., - но помпезный дикторский текст и пролог-эпилог в исполнении В. Качалова звучат, как пародия.  Надежда Мандельштам («Вторая книга», «Московский рабочий», 1990, стр.261) пишет: «Актерское чтение стихов Мандельштам называет «свиным рылом декламации». Познакомившись с В. Яхонтовым, «Мандельштам сразу приcтупил к делу  и стал искоренять  актерские интонации в его композициях в прозе и… в стихах…

Пока Мандельштам был жив, Яхонтов действительно  перестал читать стихи  по-актерски, но потом… стал усваивать интонации Качалова».  Замечу, голос и интонации Яхонтова  действительно завораживали. Совсем недавно (04.07.2011г.) по телеканалу «Культура» Валентин Гафт рассказывал,  как он, будучи мальчишкой,  пришел к великолепному  рассказчику Ираклию Андроникову  просить какой-нибудь  рассказ  для  прочтения  на  вступительном  экзамене во МХАТ.  Ираклий  Андроников,  сказав,  что рассказов у него нет,  потому  что они устные и не записаны,  посоветовал Валентину Гафту  придумать фамилию автора и почитать что-нибудь от себя.  Гафт  почему-то не последовал его совету. А вот Олег Табаков,  поступая  во МХАТ, порадовал приемную комиссию,  увлеченно читая  что-то  от  себя,   назвав   при  этом   автором  А.П. Чехова. 

В 60-е годы  ХХ  столетия  появилась  новая  плеяда  актеров–интеллектуалов: О.Ефремов, Е.Евстигнеев, А.Демидова, И.Савина и др.  Никакого  обертонирования  в  исполнении – только  мысль  и  интерпретация.  Несмотря  на  то,  что жанр художественного  слова  не пережил кризис 80-90 годов,  чтения литературных  произведений   А.Филипенко, в работе которого  доминирующими являются позиция  рассказчика  и  яркая  образность,  по-прежнему  вызывают  большой зрительский интерес. На меня  огромное  впечатление  произвело чтение  сложных античных  текстов  филологом  Сергеем Сергеевичем Аверинцевым.   Удивительно,  как все ярко  видится,   понимается   и  осмысливается. 


          В дореволюционной  гимназии  единственным  определителем умственного развития ребенка  было чтение  им литературных текстов наизусть.  Заучивали  очень много на разных языках: на русском,  древнегреческом, латыни, французском,  немецком...  Открывает ребенок рот и сразу видно умен  он или  не очень. Речь идет о понимании, порой,  очень сложных  текстов,  которые  требовали от ребенка большой ответной читательской работы.  Как  читать эти тексты, никто никогда никого не учил. Поэтому,  кто на что способен, сразу становилось очевидным. 

           Ну, а теперь, ближе  к  нашим  пенатам. Какое-то время детей,  поступающих  в  первый класс, помимо прочего, обязательно просили прочитать что-нибудь наизусть. В студии художественного слова  Дворца  всегда было очень много малышей,  не только  потому,  что студия  готовила  приветствия  на правительственном уровне, но и потому что умные родители понимали,  что  детей  к школе надо готовить.   

Людмила Семёновна ДемидоваВ начале 80-х годов,  когда  я   пришла работать  во Дворец, с самыми маленькими  детьми  занималась,  в основном,  Людмила Семеновна Демидова.   Она  создала свою методику работы с малышами: игровую, театрализованную, построенную на умелом выполнении детьми словесного действия. У класса Людмилы Семеновны  всегда  толпились  родители.  Было шумно,  суетливо  и  весело.

           Если Людмила Семеновна Демидова была для меня педагогом - экспериментатором,  то Мария Леоновна Легран – педагогом - мыслителем. У Марии Леоновны было несколько разновозрастных групп  и очень много детей.  Главная  педагогическая задача  Марии Леоновны - обучение  учащихся  умению  работать. Тексты  для  работы дети должны были принести  сами,  почитать,  поискать и выбрать то, что понравилось. В мария леоновна легрангруппе, как правило, было 12-15 человек. Необходимо  было активизировать внимание  каждого ребенка, включить в работу всех детей, работающих  над разными литературными  текстами,  заинтересовать каждого ребенка работой  другого. И вот, по воспоминаниям многих учеников Марии Леоновны,  самым  интересным   на  занятиях  были  чтения  текстов с последующими за ними обсуждениями.  Читали все по очереди, и обсуждали все по очереди. Каждый  должен был внимательно слушать, собраться с мыслями  и  высказаться: определяя, о чем услышанное произведение,  какая авторская задача,  какая  может  быть  позиция  исполнителя,  как  ученик  с этой задачей справляется и пр. В конце обсуждения Мария Леоновна  подводила итог,  подсказывая ребятам  возможные  решения.  От занятия к занятию ребенок погружался в литературный материал, и всегда было видно, работал он над текстом дома или нет. Только после основной,   занимательной  мыслительной  работы, начинались игры в шарады,  делались  этюды  и  выполнялись различные упражнения  актерского и речевого  тренинга.  Иногда  Мария  Леоновна  читала  детям сама. Впоследствии, ее ученики рассказывали, насколько это было удивительно  интересно и  поучительно.  Очень  многих из учеников Марии Леоновны  я помню,  почему-то  не  забываются.  Да  и  как   можно забыть ребенка,  который  фактически  всю свою школьную  жизнь  занимался  у  Марии  Леоновны.
          Евгения Михайловна РостоваКрасивая,  ох,  не боюсь сказать, роскошная  женщина,  всегда изысканно одетая,  Евгения Михайловна Ростова была для меня педагогом - художником.  Всегда приятно  изумляла ее цельность и настойчивая несговорчивость.  Евгения Михайловна    никогда не соглашалась, на какие бы то ни было, незапланированные  приветствия  и  выступления.  Главное, категорически  заявляла она, учебный процесс, все остальное  никакого  отношения  к  обучению детей не имеет.  В отличии  от демократичной Марии Леоновны,  Евгения Михайловна всегда тщательно  отбирала  детей,   и  на  занятиях у нее была строжайшая дисциплина.  Недопустимы  были  ни опоздания,  ни пропуски.  Евгения Михайловна много занималась с детьми  теорией: законами разговорной речи, рифмованными правилами чтения  знаков  препинания,  орфоэпическими  диктантами и т.п. Но  главным  в ее работе   была  подготовка  и  проведение  в  конце каждого  учебного  года  заключительного чтецкого  концерта.  Не итогового  занятия,  не   показа,  а  концерта,  который всегда  был  для  всех событием.  Как  правило,  концерт  проходил в большом  хоровом  классе.  Зрителей  собиралось  много,  полный зал  гостей  и  цветов.  Концерт  был всегда тщательно  подготовлен,  художественно  выстроен  и эмоционально приподнят.  Работа детей  была  доведена до предела их художественных  возрастных  возможностей.  Каждый  ребенок был  раскрыт в литературном  материале   и был  интересен. Евгения Михайловна  хорошо чувствовала  детей  и  подбирала   для них  литературные  произведения,  соответствующие  их  природным  данным  и способностям.    По содержанию итоговые  концерты  каждого года отличались друг от друга и тематически были различны,  но каждый  раз в зале создавалась атмосфера торжественности, атмосфера значимости для  детей  и  зрителей  глобального  события,  показа  результата  работы. Всякий труд  должен быть  оценен.  Тем более,   нелегкий  труд ребенка – артиста  должен  быть замечен  и вознагражден  по справедливости  заслуженным  праздником  и  успехом.  Евгения Михайловна  очень хорошо понимала,  что  итог - экзамен и праздник. Добрые слова, поздравления,  благодарность  зрителей – немаловажный   момент  в  работе,  особенно  с  детьми. 
Римма  Тимофеевна  Селиванова  пришла  работать во Дворец  за год  до  меня,  и сначала  была  моей непосредственной  начальницей.  Через  год  наши  роли  в  студии  художественного  слова  поменялись. Но о ролях начальниц  я  ничего писать  не   буду – это не интересно,  а  вот,  о  педагогике.  Именно  у Риммы Тимофеевны  мне удалось кое-что  из  педагогических  приемов  подсмотреть  и  присвоить.  Если  в  моей  работе  преобладают  эмоции,  то   в  работе  Риммы  Тимофеевны – доводы. Хорош  «тренер»  тот,  кто  на  словах,  не  показывая,  умеет  объяснить  ученику,   что  и  как  надо  делать.  Римма  Тимофеевна  умеет  это  делат превосходно.Безукоризненная  тактичность,  терпение  и внимание,  кропотливые  разъяснения  и  объяснения подводят  ученика к нужному и очень  часто к  удивительному   результату.  Да, именно, к удивительному!      Сколько  раз мне, и не только мне, приходилось в «Пингвин-школе» удивляться  детям,  которых  вроде  бы уже  очень хорошо знаешь,  какими  же они  могут  быть  на  самом деле!  Как  по-детски  искренно и по-человечески  неожиданно  раскрывались они  в театральных мини-спектаклях  Риммы  Тимофеевны.  У многих  педагогов  оценка таких  детей   возрастала до  превосходной  степени.     Римма  Тимофеевна   и сегодня  работает в «Пингвин-школе» и  мы  по-прежнему  ждем от  нее неожиданных  открытий.  С более  старшими ребятами  Римма Тимофеевна готовит интересные литературно-музыкальные  композиции на патриотические  темы,  чтецкие  программы  по  индивидуальным  планам  и  проводит   творческие  вечера   детей,  занимающихся  в студии  от 5 до 10  лет.      
        Кстати, в свое  время в «Пингвин-школе» работали и Людмила Семеновна Демидова,  и Мария Леоновна Легран, и Елена Семеновна  Голоколосова.
         Елена Семеновна  Голоколосова – неистовый  подвижник  жанра. Всегда охотно, с азартом  подключалась к любому  интересному  начинанию. Будь то Фестиваль  литературно-поэтических  программ; или конкурс Польской литературы в Доме Дружбы  перед  очередной поездкой в Варшаву на Всепольский фестиваль русской литературы и поэзии; или юбилей  Валентина Берестова; различные  датские литературные  чтения,  литературные  игры и мн. др.  Помню  прекрасный  поэтический  спектакль,  показанный  Еленой Семеновной  на одном  из  фестивалей  литературно-поэтических программ. На сцене  много  маленьких  детей,  прекрасно говорящих,  азартно,  увлеченно активно действуя,  разыгрывали небольшой спектакль  по произведению «Джон Джей Пленти и кузнечик Дэн» Дж.Чиарди в переводе  Романа Сефа. 

Много сил и энергии отдает Елена Семеновна  пропаганде литературы и жанра «художественного слова»,   «художественного  чтения»,  или  «искусства  звучащего  слова».   Дело  не  в названии. Хотя, если  разбираться  в терминах,  то «художественное»  предполагает  образность,  «звучащее» - ближе   к детям, к  разговорности  и  пониманию.  Помню,  как  Маргарита Рудольфовна  Перлова,  председатель   жюри  многих  наших  конкурсов,  при  отсутствии в чтении  ребенка  «демонстрации»  актерских  возможностей,  всегда  обращала  наше внимание на  глубину  понимания ребенком художественного текста. Для  Маргариты Рудольфовны   это  было не менее  важным.  Все  свои  идеи,  направленные  на  популяризацию  жанра,  Елена  Семеновна Голоколосова воплощает  с  неизменным  успехом. Это Дни Славянской  письменности  и  культуры,  день рождения А.С.Пушкина по старому  стилю на  Пушкинской  площади,  это  литературные  чтения,  посвященные  многим  авторам  в  различных  библиотеках  города  Москвы.
      
Какие разные  у всех педагогические приоритеты. Невольно возникает вопрос, что же, все-таки,  важнее  для  художественного и  интеллектуального  развития  ребенка:  результат  или  процесс?  Дискутировать по этому поводу  можно сколько угодно, но  если  речь  идет о детях,    ответ однозначен.

       Влияние педагогов на учеников было огромным. Я  безошибочно определяла,  ученик какого педагога идет по коридору  мне  навстречу.  Тихие и задумчивые - ученики Людмилы Семеновны; вежливые и серьезные – ученики Марии Леоновны; с достоинством,  немного красуясь, - ученики Евгении Михайловны; и шумно, с криком  и смехом, радуясь общению, вылетала  из  комнаты  5-15  дружная  команда  тюмовцев.

      Учебные группы студии художественного чтения  - это  единство  детей – индивидуалов: у каждого  свои пристрастия,  свой наработанный   репертуар, свой опыт,  свои победы на конкурсах. Каждый  соотносит    свои  возможности  с  работами  товарищей по группе,  тянется за сильными,  поддерживает слабых, учится не только на своих,  но  и  на чужих ошибках. Прекрасно! И, с общепринятой  точки  зрения,  правильно.  Мне  же  хотелось,  чтобы   дети  в  группе   были   командой. Определяющим фактором успешной или не очень успешной дальнейшей жизни человека являются определенные качества характера,  формирующиеся с детских лет. Это, прежде всего, коммуникабельность, умение ладить и договариваться друг с другом. Работая в команде,  дети увлечены общей коллективной работой, внимание и доброжелательность – основа  их взаимоотношений и всегда неуместны проявления высокомерия, гордыни,   самодовольства,  обидчивости  и  т.п. 


            Объединить детей  можно  было  общей  работой  над единой  для  всех  литературной  темой  или  одним   автором.  Темы  малышам  предлагались  разные: «Игра  и игрушки», «А у нас во дворе», «Ребята и зверята»,  «Времена года», «Из детского прошлого» и мн. др.  Принесенный  детьми  литературный материал  выстраивался в определенный  контекст,  может  быть с немного  наивной,  но понятной  для  малышей  основной мыслью. Игровая, театрализованная форма работы  помогала малышам преодолевать застенчивость, развивать образную память, отрабатывать произношение  и  звучание. Но «повторять не повторяясь» у детей не получалось,  конкретность текста мешала рождению  непроизвольности  в  исполнении.  Приходилось постоянно  прибегать  к  этюдным  импровизациям  «вокруг да около».  В  работе с детьми на киностудии,  мы  не давали детям тексты  сценария   не  только учить,  но  даже читать. И, уверяю вас, что  дети  в  фильме  хороши,  меня  они  переиграли. (Речь, в данном случае,  идет о ф-ме «Предательница»).  Я  попробовала  и  во Дворце  не «вгонять»  детей  в  готовые тексты.  Живыми,  выявляющими  себя,  дети становились только тогда,  когда импровизировали от себя  или от имени  любимой  игрушки,  принесенной  из  дома,  или  от имени  любого  предлагаемого им предмета,  живого существа,  явления  природы и т.п. 

Римма Тимофеевна Селиванова (слева) на встрече "артистов-лицеистов" с потомком А.С.Пушкина

Получались яркие,  эмоционально  насыщенные  рассказы,  споры-диалоги  или  даже  мини-спектакли.    Когда же мы углублялись в изучение жизни и произведений одного из авторов, (И.А.Крылов, С.Я.Маршак, А.Барто, Б.Заходер, В.Маяковский, С.Есенин, С.Черный, М.Цветаева и, конечно же, А.С.Пушкин),  самым  главным  для  нас было бережное отношение к тексту, оно было  пиитетным.  Приходилось посвящать детей и в законы стихосложения, и в образность  художественных средств выразительности  автора, и в  правила чтения прозаических и стихотворных текстов,  проводить с детьми событийный, визуальный, позиционный и действенный анализ произведений.   Сразу же в работе выявились две  совершенно  противоположные  педагогические  задачи.  Первая - раскрытие  детской 
самобытности,  развитие у детей  творческого воображения, образного мышления, вербальных способностей, сценической смелости, креативности  и свободы в импровизации;  и вторая – знакомство  и углубленное изучение  детьми избранных произведений   из богатого  литературного наследия.  Если в первом  случае  интересно,  как в работе ребенок себя проявляет,  как он  самовыявляется,  насколько  он  правдив,  органичен и искренен,  то  во втором – насколько  он  способен  понять  другого, в данном случае  автора,  и  поделиться своим  пониманием  со  зрителем.  Соединять и то, и другое возможно, если литературный материал оказывался  детям  «по росту»,  был  им  близок, понятен  и  интересен. 

            Таким материалом,  конечно же,  был  для меня  Царскосельский  Лицей.  Написав сценарий и собрав 18 анна гавриловна бовшекмальчишек,   принялась за дело.  Я  никогда  не  учила  ребят,  как  читать  тексты А.С.Пушкина, И.И.Пущина и других лицеистов, но что стояло за этими текстами,  всегда обсуждалось и прояснялось.  Актерского чтения в спектакле не было,  потому что  А.С.Пушкин в любом  исполнении  остается Пушкиным и «плюсовать» его не надо. Одним  из  первых  выступлений  был  показ  отрывка  из  спектакля на праздновании  юбилея  студии  художественного слова.  Хозяйкой и организатором праздника была всегда энергичная и неутомимая Людмила Семеновна Демидова. Знаменитый зал с колоннами на улице Стопани был полон:  многочисленные  ученики  Анны  Гавриловны  Бовшек,  руководителя  и  педагога  студии художественного слова во Дворце Пионеров с 1936 года,  работники телевидения, студийцы. Экран, проектор, кинокамеры, осветительная  аппаратура. Известные артисты, режиссеры,  литераторы,    объединенные  памятью  о  былой  жизни  в  студии,  вспоминали,   рассказывали  и  читали,  в основном  произведения    А.С.Пушкина - с одной стороны,   (Людмила Семеновна  читала  в  тот вечер сон Татьяны из «Евгения Онегина»),  и  испуганные  мальчишки – пятиклассники  в  контексте  этого праздника  с  рассказами  о лицейском  братстве – с другой. Праздник получился  торжественным, ностальгически трогательным и немного грустным. Спектакль «Пушкин в лицее» мы играли в течение многих лет. Мальчишки выросли  в этом спектакле  и уже, будучи студентами, продолжали его играть. На ярмарке Дворца, развернутой  в выставочном зале, где Дворец предлагал городу свои программы, методические  и  дидактические  разработки, спектакль получил около ста заявок.

Конечно, все заявки  мы удовлетворить не смогли, но играли, особенно в год 200-летия  со дня рождения А.С.Пушкина, очень много: и в Манеже, и в музее Пушкина, и во многих школах города, и в многочисленных  поездках. Со спектакля «Пушкин в лицее»  начался  «Литературный  театр».
             Девчонок я погрузила в высокохудожественный, познавательный  и очень  полезный для них материал   о творческом становлении  с ранних  детских  лет  поэта М.В. Цветаевой.  Мною  был  написан сценарий  по произведениям Марины и Анастасии  Цветаевых  и  второй  спектакль театра «Детство Марины»  так  же  много  и  успешно  игрался.  Спектакль в разных  литературных вариантах, в зависимости от состава учебных  групп,  неоднократно повторялся и в студии художественного слова, и в гимназии,  и в ТЮМе.   Вместе  девчонки  и  мальчишки соединились  уже  в  следующих  наших спектаклях:  «Юморина»,   по  произведениям  М. Зощенко и «Голос поэтов»,  по произведениям  многих поэтов,  говорящих о тяжелых  годах  репрессий.  Дети сами подбирали литературный материал, музыку к спектаклям и писали полноценные литературно-поэтические композиции. Я  назвала  только  самые памятные  спектакли.  Задачи  воспитать  актеров у меня  не  было,   особенно в  кризисные годы перестройки  когда,  казалось, что и с кино и со многими  театрами  в России  покончено.  Беседы  и  споры  с учениками  были  литературными:  о Пушкине, Лермонтове, Чехове, Маяковском, Есенине.
Общение с  прекрасным литературным материалом  помогло  детям  на  выпускных и вступительных в ВУЗ экзаменах.

 Павел Журин закончил философский факультет МГУ; Маша Воленкова аспирантуру МГИМО;  кандидат  филологических  наук  Анастасия  Михалина  защитила диссертацию  по творчеству М.Цветаевой;  перечень можно продолжить.  Каждый  год  19  октября   бывшие студийцы  приходят  во Дворец.  Это уже взрослые   красивые   семейные  люди,  у  каждого  свое  дело,  и  самое  прекрасное,  что  до сих  пор они  дружат,  постоянно общаются,  ходят,   друг  к  другу  в  гости  и  вместе  путешествуют. 
              Начинать  сначала  всегда  нелегко. Формирование коллектива – команды   происходит далеко не сразу. Дети, случайно попавшие в группу, (я обычно, детей не отбираю и не прослушиваю),  уходят  сами, очень быстро понимая, что им уютнее  находиться в роли зрителя  и  наблюдать  со стороны, нежели в роли исполнителя  и  все  время  что-то  придумывать.  Остаются только творчески  деятельные   и  способные  к обучению.   Дети  любого возраста, в том числе  и  7-8 лет,  приходят в театральный  коллектив  играть.  Они хотят играть,  именно,  на  сцене,   и   им  кажется,  что  они  это  могут.  Да могут!  Если идти не  по  тексту,  написанных  для  детей  пьес,  а  предложить  им  игру - импровизацию,  подобную  их собственным детским сюжетным  играм  с  выдуманными  персонажами,  особенно  такую,  когда  они  точно  знают,  что  взрослые  за ними  не  подглядывают. 

При знакомстве  с  ребенком, всегда следует  поинтересоваться,  в какие  игры  он  предпочтительно любит играть  с  самого  раннего детства,  это во многом поможет в выборе направления  его  дальнейшей  профессиональной  ориентации. Итак,  дети 7-8 лет.  После  организующих   внимания  упражнений  и  тренинга  на  коллективное  взаимодействие,   предлагаю детям поиграть  в  собачек. Т.е. в ту самую игру, в которую они самозабвенно погружались с малых  лет,  во что-нибудь  превращаясь.   Каждый  должен  был выбрать породу своей   собачки  и  представить,   какая  она.  Понаблюдать  за   настоящими собаками и попробовать сымитировать  их повадки.  Придумать  историю,  как  каждая  из собачек   оказалась  на улице.  Какой у нее  характер,   т.е.,  как она относится  к неожиданному  для нее факту –  оказаться  вдруг  бездомной  и  никому  не  нужной.  Разные  реакции  собак  на это событие  позволяли строить между ними  конфликтные ситуации.  Выбрали героя и антигероя,  распределили детей  по  группам  поддержки  и тому и другому.   Постепенно  выстроили  цепь событий  и  сюжетную канву,  определили  кульминацию  и решили,  какая  будет  развязка.   

Главным  для  меня  было, чтобы  дети  научились  держать  цель   и  выполнять сценическую  игровую  задачу.  Получилась  история о дружбе,  взаимовыручке  и  рождении  доброты.  Дети  хотя  и  были  младшего  возраста,  но в данном случае, прошли  конкурсный отбор высоко - профессионального  режиссера  А.Н.Тюкавкина.  Увлеченные  игрой  и  действием,    они  держали  внимание   зрителей  почти  час.   «Собачьи истории»  был  первым  учебным спектаклем - импровизацией,  который ребята,  конечно с  моей  помощью,  сочинили сами,  приобщившись к настоящему литературному  творчеству,  фантазируя  и действуя от имени собак. «Литературный театр»  продолжался, но литературной основой  почти  всех  дальнейших  наших  спектаклей   была самостоятельная    творческая  сочинительская   деятельность  детей,  иногда, с опорой  на  небольшие  литературные  произведения.   В  дальнейшем,   дети     интересно     расписывали   и  записывали   намеченные  на  репетициях  сцены  и  предлагали   неожиданные  сюжетные  повороты.

             «Свинья-копилка»   второй   спектакль-импровизация.  Здесь мы опирались на фабульные  истории  нескольких  сказок Г.Х. Андерсена.  Ни  действия,  ни  развернутого  сюжета  в  сказках  не  было.   Придумали  основной  конфликт,   разнообразие  игрушечных  и предметных персонажей,  их  взаимодействие,   выстроили  сюжет  и т.д.  Никто  из детей  не хотел  играть  вредную   и  кичливую «свинью-копилку»  и только Марина Волкова с радостью  и  удовольствием  вызвалась стать ею. (Сегодня Марина Волкова студентка  театрального  училища  им. Б.Щукина).

           В «Снежной королеве» по сказке Г.Х. Андерсена  в  группе со старшими   детьми   мы   усилили  черные  силы,   придумав злых троллей,  а   Снежную   королеву   пытались   растопить       добром. То Герду, то одну из ворон блистательно играла Маша Баева. (Сейчас  Маша  много снимается в сериалах, закончила театральный   Вуз).
            Следующим учебным спектаклем - импровизацией  была  «Лесная страшилка».  Сказку сочиняли всей группой  по  всем правилам  сказочного  жанра о том, что нельзя унывать и терять надежду,  все  плохое  все равно  когда-нибудь  закончится,  наступят добрые  времена и снова  засияет солнце. Так же, все вместе  придумали  тексты  финальной  и  «слезных»   песенок.  Спектакль получился музыкальным и динамичным.  Сочинил прекрасную музыку и вел спектакль  концертмейстер Максим Евгеньевич Бирюков.  Ему пришлось нелегко, т.к. ничего заранее не  было  известно,   все   придумывалось  по  ходу  репетиций.  
  
  Принцесса на горошине       Затем была учебная сценическая работа спектакль - импровизация  «Принцесса  на горошине».  Небольшая,  в  половину страницы  сказка Андерсена превратилась  в   полноценный   детский учебный спектакль о том, как тонкая, чувствительная  и  ранимая  душа  сжимается  и  физически страдает  при  встрече  с  грубостью  и бестактностью окружающего мира. Формально мы использовали  прием  «Турандот».  Детская подвижная игра во дворе  перерастала  в  дворовую игру в театр.  Дети выбрали историю,  распределили роли, смастерили из подвернувшихся под руку тряпок наряды, которые  получились  нелепыми   и  по-детски  эклектичными, что не противоречило  замыслу спектакля,  и началась игра. «Представьте, что это не наша детская дворовая площадка,  а королевский тронный зал. Смотрите,  как блестит и сверкает паркет!  В него можно смотреться, как в зеркало. А  зеркала,  смотрите,  какие зеркала!  От пола  до самого потолка!   Люстры, смотрите какие люстры!   Как звенит и переливается  хрусталь. И канделябры,  канделябры, канделябры…»  Все! Зритель уже в плену  детского  воображения  и  принял  условия игры,  перед   ним  не  голая  пустая   сцена, а тронный сверкающий зал.  И вполне   уместно  при  этом,  что взрослые  роли  короля  и  королевы в коронах  из  фольги  играли  сами  дети.  Иногда,  в конце  спектакля  горошина   с  подушечки,  лежащей  на  краю авансцены,  исчезала.  Кто-нибудь  из маленьких увлеченных  спектаклем   зрителей  ее…  уносил  с собой  на  память.

          «Городок в табакерке» - учебная работа  по одноименной сказке   В.Ф. Одоевского - был   красивым  музыкальным спектаклем - импровизацией.  Трогательно с хорошей щемящей волнительной  нотой   намечалась  роль  героя  в  исполнении  Димы Силина.  Получился  хороший  динамичный  и  деятельный  ансамбль   сестер  и  гостей.  Но  совсем  не были решены  танцевальные  куски,  они были только обозначены.  Необходимо было пригласить хореографа и довести работу до конца,  но в следующем  учебном  году  почти  вся  группа  начала   играть в репертуарных  спектаклях  ТЮМа.  Группа  прозанималась  7 лет.  Это  была  активная,   слаженная   команда.  Участвуя  в различных театральных конкурсах,  коллектив   получил более  десяти  благодарностей  и  дипломов,  в  том  числе  лауреатских. 

   В  свое время,  мой  мастер - педагог говорил, что только по истечении 7 лет  рождается   творческая  свобода, а учеба  вообще продолжается всю жизнь. Материалом  для работы одной из групп  мы выбрали  великолепные  детские  рассказы  М. Зощенко. Было несколько удачных  сцен  и  детских  ролей,   но  сам  показ  в  тесной   комнате 5-15, где детям  развернуться  негде,  был более чем скромный.  С трудом  формируется слаженность учебной группы,  активной и деятельной  она  становится  только тогда,  когда  появляется   лидер.   Лидер – это не тот,  кто самый одаренный, а тот,  кто самый деятельный  и способен  вести  за собой  действие учебного спектакля  и всю  команду  играющих  в нем  детей. 

Такие разные педагогические приоритеты. Невольно возникает вопрос, что же всё-таки для художественного и интеллектуального развития ребёнка важнее: процесс или результат. Дискутировать по этому поводу можно сколько угодно, но если речь идёт о детях, то ответ однозначен.



Пожалуй,  самой  заметной  за последнее время была учебная работа  «Рождественские  сюрпризы»  по  произведениям   А.П. Чехова   «Мальчики»  и  «Детвора».  Здесь  мы  осмелились   кое-что за Антона Павловича  Чехова допридумать.  Выстроить сюжетную канву было  нелегко,  мы с ней долго возились. В результате,  получилась скромная картина былой детской жизни,  созвучная  сегодняшней,  о том,  что  в детстве  мы  часто бездумно  совершаем  глупые  поступки,   не соотнося свои желания с желаниями  близких  нам  людей.  2010 год  был   юбилейным годом  А.П. Чехова  и  мы  рискнули,  не  надеясь, что  нас поймут,  показать  учебную  работу  на  Мелиховском детско-юношеском  фестивале  «В мире А.П. Чехова».  



Конечно же,  мнения  жюри   резко   разделились,  но мы все-таки получили диплом за актерский ансамбль. В  журнале  Союза Театральных Деятелей  «Страстной бульвар»  № 10-2010 в статье о детском театральном  фестивале  «В мире А.П.Чехова»  журналист Галина Степанова написала:  «Сценическую импровизацию по произведениям писателя «Мальчики» и «Детвора» (режиссер-педагог Л.Н.Блинова) представил «Театр юных москвичей» на Воробьевых горах. Удачное совпадение темы, близкой исполнителям, и талантливых работ юных актеров покорило зрителей. Спектакль имел заслуженный успех и тоже стал дипломантом». Председатель  жюри  фестиваля Юрий Александрович Бычков на призовой книге добавил: «Ларисе Николаевне, восхищенный ее смелостью, умением, чувством чеховского  стиля». 
  
          В завершении,  хотелось бы добавить, что педагогическая  работа  не обязательно должна заканчиваться постановочными спектаклями, с  декорациями, костюмами, фонограммами, сценографическими  трюками,  метафоричностью  и т.п.  Ставить  спектакли  это  дело  режиссеров.   Безусловно,  я  много занимаюсь с детьми  различными  тренингами: по речи, пластике, актерскому мастерству.  Но в театральной  педагогике издавна существует  проблема  соединения  учебного тренинга  с  работой  в  спектакле.  Со всеми упражнениями и этюдами ученик блистательно справляется,  но  использовать приобретенные  умения   и  навыки  в  работе  над  ролью  в спектакле,  почему-то,  получается далеко не всегда.  Поэтому, предпочитаю  не аналитический метод преподавания,  когда  сначала  долго  и  тщательно  осваиваются все упражнения  и  только  потом  репетируется  спектакль,  а  синтетический метод.  Когда тренинг, упражнения и этюдные   импровизации  естественным путем перетекают в развернутый учебный спектакль,   где  ребенок, осваивая  азы  актерской  грамоты,  постигает  самое главное - умение  целенаправленно  действовать на  сцене   и  выстраивать  линию  поведения   персонажа  от  начала  и  до  конца.  


    Лариса Николаевна Блинова.
   «Литературный театр» ТЮМа.
    Сентябрь  2011г.   


Категория: Театр юных москвичей | Добавил: art-edu (23.09.2011) | Автор: Блинова Лариса Николаевна W
Просмотров: 3106 | Комментарии: 2 | Теги: Маргарита Рудольфовна Перлова, Мария Леоновна Легран, Евгения Михайловна Ростова, Анна Гавриловна Бовшек, Людмила Семёновна Демидова, Валент | Рейтинг: 4.7/6
Всего комментариев: 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]